fbpx

Пьянка длилась уже третий день. Вообще, жизнь Фёдора Краскина, второсортного гитариста из некогда популярной рок-группы, уже давно напоминала длинную, серую, отвратительную попойку.

Редкие подработки на свадьбах давали возможность не сдохнуть с голоду, но счета за квартиру уже не помещались на загаженном подоконнике.
В комнате висел дым столбом, на диване, табуретках и просто на полу сидели какие-то люди, количество пустых и полных бутылок превышало все мыслимые количества. Сквозь мат и хриплый смех слышался «голос» музыкальной радиостанции из китайского копеечного приёмника.

– Федя! Давай за тебя! – из тумана раздался зычный бас, и к Фединому носу подплыла рука с пластиковым стаканчиком. – Выпьем за твой талант! Эх, какие ты соляки мог рубить…

Фёдор опрокинул стакан, и дешёвая водка привычно обожгла горло. Он взял с грязного стола малосольный огурец, купленный у бабки возле метро, хрустнул им и ответил:

– Почему мог? Я и сейчас могу! Опыт не пропьёшь!
По комнате прокатился раскат смеха вперемешку с фразами: «Ну конечно», «15 лет назад все могли», «Юморист ты, Федька» и так далее.

«Да ну вас нахрен», – подумал Федя и, держась за стены, направился в туалет. Закрывшись на шпингалет, он встал у раковины и посмотрел на своё отражение в осколке зеркала на стене. На него смотрел древний старик с немытыми патлами, красными, слезящимися глазами и худым, болезненным лицом. А ведь три дня назад ему исполнилось 40.

Взгляд Фёдора упал на пол, за жёлтый унитаз. Там валялся моток бельевой верёвки. Руки сами потянулись к нему, размотали, крепко привязали к трубе отопления под потолком и сделали болтающуюся петлю.

Конечно, это было нечестный способ распрощаться с жизнью – за стеной слышался нестройный хор собутыльников, которые затянули какую-то песню, а рано или поздно кто-то из них пойдёт в уборную.
Но думать об этом не хотелось. Федя накинул на шею петлю, встал ногами на края унитаза.

– Пропади всё пропадом! – сказал он громко и соскользнул с края. Верёвка натянулась, но выдержала. В глазах потемнело.

Хор за стеной завыл припев и в этот предсмертной агонии Федин идеальный слух, которым он хвалился при каждом удобном случае, уловил нечто! Сочетание голосов, мурлыканье радио, звук текущей воды и «пение» натянутой верёвки. Это была божественная музыка!
И в этот момент верёвка пискнула и лопнула. Федя упал всем телом на унитаз, вырвал сливной бак и ударился головой о раковину, отбив от неё огромный кусок.

Перед тем, как потерять сознание, он успел запомнить и «музыку», и ощущение…

*****

Ещё в больнице он перенёс на бумагу ту мелодию, которая ему пришла. Благо по нотной грамоте в музыкальной школе у него всегда было «Отлично». А через два дня, Фёдор Краскин сидел в студии своего друга и помогал мелодии родиться.

Вскоре его друг снимал наушники, в которых закончились последние аккорды Фединой мелодии, с лицом человека, понявшего смысл жизни.

Через пять минут молчания, он спросил:
– Фёдор, я хочу задать тебе очень серьёзный вопрос. Что это такое?

– Это – моя музыка, – слегка улыбаясь ответил Краскин. – Понравилась?

– Ты не понимаешь, – растягивая слова проговорил друг, – понравиться или не понравиться может борщ у тёщи. Тут…, – он прикрыл глаза, подбирая слова, – тут совершенно другое. Ты создал новую ЖИЗНЬ!

К вечеру они свели мелодию, сделали нехитрый видеоклип и выгрузили Федино произведение в интернет. На утро у видео было уже 100 миллионов просмотров.

*****

Фёдор Краскин сидел в роскошном кресле своей пятикомнатной квартиры и потягивал 24-летний коньяк. Он справился с навалившейся славой легко и непринуждённо, как будто готовился к этому долгие годы.
Десятки наград и премий, сотни приглашений на ток-шоу и прочие телевизионные и интернет передачи, тысячи предложений на почту. Какие-то он принимал, большинству отказывал, но всегда оставался в центре внимания.

Шутка ли – уже полгода по всему миру слушают его «Звук Жизни». Так он окрестил своё творение.

Запись в «Книге рекордов Гиннеса» за 7 миллиардов просмотров его клипа, обложки почти всех глянцевых журналов по всему миру с его одухотворённой физиономией и заголовком «Краскин раскрасил этот мир». Миллионные гонорары за авторские права…

Но вместе со славой на Федину голову обрушился поток критики. Завистники и хейтеры визжали с каждого угла о том, что Фёдор Краскин – автор одной песни. Через полгода о нём все забудут. Мелодия не оригинальная и есть лучше, глубже, интереснее.

А когда ненависть достигла апогея и с центрального телеканала Фёдора обвинили в плагиате и педофилии, у него родился план.

Краскин заперся у себя в студии, отрубил все каналы с внешним миром, а помощнице наказал предупредить все СМИ, что скоро мир услышит мелодию, по сравнению с которой «Звук Жизни» покажется детским садом.

Через неделю все ведущие мировые информагентства и интернет издания получили по электронной почте файл с названием «Звук Тишины». И после этого Краскин пропал…

*****

Человек сидел в плетёном кресле на заднем дворе своей хижины под огромными листьями пальмы. Лёгкий бриз доносил солёный запах океана и запах подгоревшей еды. Ветер трепал бороду человека. Он дремал, надвинув модную шляпу на глаза.

Шумел прибой недалеко от хижины, кричали чайки. Порыв ветра закружил в маленьком смерче и положил к ногам спящего человека обрывок местной газеты с заголовком на половину листа: «ОПАСНО! НЕ СЛУШАЙТЕ ЗВУК ТИШИНЫ!»

…«Звук тишины» был действительно прекрасен! Краскин вложил в него что-то такое, что в древние века называли магией. Слушатель погружался в музыку полностью. Растворялся в ней. Наслаждался. А многочисленные учёные, которые спешно разгадывали феномен «Звука тишины» скоро поняли, что кроме эстетического удовольствия, слушатели испытывали удовольствие физического плана.

Мелодия заставляла организм слушателей в бешеном режиме вырабатывать дофамин. И люди испытывали настоящее счастье. Чем больше они слушали «Звук тишины» Краскина, тем счастливее становились.

По миру прокатилась волна пацифизма. Количество преступлений снизилось на 90%. Наркоманы слезали с иглы и покупали хорошие наушники. Супружеские пары перестали разводиться, и вообще – вся планета погрузилась в счастье и спокойствие. Да что говорить – вооружённые конфликты стали исчезать сами собой!

А через пару месяцев прошла волна обращений к специализирующим докторам с жалобами на ухудшение слуха. И вскоре человечество стало глухим. Виноват был «Звук тишины». Всего за несколько недель мир погрузился в абсолютную тишину…

Человек приоткрыл глаза и посмотрел на обрывок газеты. Довольно улыбнулся и поднялся с кресла. Солнце было в зените. Самое время пообедать.

Он раскинул руки океану и громко закричал во весь голос. Орать теперь можно что угодно, где угодно и когда угодно – всё равно никто не услышит. Это был Фёдор Краскин, единственный человек на Земле, который слышал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню