fbpx

Виталик

Виталий Павлович буквально вынырнул из странного, тревожного сна. Там он был белобрысым пацаном, выпрыгивающим из окна бабкиной избы на густую, пахнущую клевером, траву. И он бежал навстречу рассвету, широко раскинув руки. Пока его путь не перегородило стадо коров. Одна из бурёнок деловито подошла к Виталику, проникновенно заглянула в душу и сказала:

– Виталь Палыч, мы приехали.

Виталий Павлович резко оторвал голову от подголовника и увидел перед собой лицо своего водителя Сергея, здоровенного детины с большими коровьими глазами. За пассажирским окном дорогой иномарки виднелся главный вход в управление банка.

– Спасибо, Сергей. Заезжай через 2 часа – поедем на переговоры с этими узкоглазыми, – сказал Виталий Павлович и открыл дверь машины. Сергей понимающе хмыкнул и нажал кнопку зажигания.

Утро начиналось обыденно. Кофе, бумаги на подпись, сигара, секретарша с расписанием…

– Виталий Павлович, к вам Семёнов из подразделения аналитики. Говорит, что это важно! – прощебетал интерком внутренней связи голосом секретарши Светочки.

– Пусть заходит.

Виталий Павлович отложил половину сигары, налил в стакан минералку из зелёной бутылочки. Скрипнула дверь – и на пороге огромного кабинета показался Семёнов. Высокий, бородатый, в больших, нелепых очках. Кого-то он напоминал…

– Виталь Палыч! – выпалил Семёнов, – я всё понимаю, у вас минута времени стоит больше, чем я зарабатываю за год, но прошу вас выслушать меня.

Виталий Павлович жестом указал на кресло рядом со столом, сложил ладони треугольничком и вопросительно вздёрнул правую бровь, позволяя собеседнику продолжать монолог.

Семёнов плюхнулся в кресло и затараторил:
– Через меня проходит основной массив информации по движению активов нашей… ой, простите, вашей компании, Виталий Павлович. Я дома, в не рабочее время сделал программу, анализирующую финансовые всплески относительно 10 мировых бирж и главных мировых событий…

«Кого же он мне напоминает? – думал Виталий Павлович. – Может в одном ВУЗе учились? Возраст примерно мой…»

Из мыслей его выдернул писк интеркома и цифровой голос Светочки:
– Простите, Виталий Павлович, у вас встреча через 30 минут.

Семёнов вскочил с кресла и жалостливо проговорил:
– Могу я рассчитывать на повышение заработной платы, Виталий Павлович? Моя программа принесёт вам миллионы!

– Хорошо, Семёнов, я подумаю и дам ответ через твоего непосредственного руководителя, – холодно ответил Виталий Павлович.

– Спасибо, спасибо большое, Виталь Палыч! Я вас не подведу, – пятясь к выходу, бормотал Семёнов.

Потом он повернулся к двери, и Виталий Павлович похолодел – на шее, за левым ухом Семёнова было родимое пятно, похожее на неваляшку. Большой круг, а над ним круг поменьше. Точно такая же, как и у самого Виталия Павловича. А если снять с Семёнова очки и сбрить клочковатую бороду, то…

«Ерунда какая-то! – подумал Виталий Павлович, и судорожно отхлебнул из стакана. – Параллельная вселенная и теория струн, ага. Я встретился с собой, только я – программист-неудачник!»

На дороге их подрезал какой-то рыдван из прошлого века. Сергей громко сказал только первые два слога из длинного матерного предложения, но вовремя осёкся. Виталий Павлович не любил проявлений агрессии. Когда их машина поравнялась с ржавым Опелем, на Виталия Павловича зло зыркнул мужик в бейсболке, натянутой на самые глаза. Потом он отвернул взгляд на дорогу и попытался выжать всё, что можно из своего «ведра».

Виталий Павлович успел только разглядеть родимое пятно за левым ухом мужика, похожее на неваляшку. Спина Виталия Павловича, одетая в белоснежную сорочку, покрылась холодным потом.

Переговоры прошли тяжело. В голове у Виталия Павловича был винегрет из воспоминаний и образов. А ещё один из охранников японской делегации был похож на Виталия Павловича как две капли воды! Только мышц у него было раза в три побольше.

Есть ли у него родимое пятно за ухом – уже было не важно. Что-то происходило с этой матрицей, с вселенной, с миром Виталия Павловича.

Провожая японцев, он всё-таки взглянул на бычью шею секьюрити – за левым ухом, прямо под проводом наушника, виднелось родимое пятно в виде неваляшки. Один круг большой, над ним круг поменьше. У Виталия Павловича потемнело в глазах и подкосились ноги…

За оставшийся день Виталий Павлович встретил себя ещё раз десять. В магазине он был и грузчиком со сломанным носом, и покупателем в спортивном костюме. В фитнес-центре Виталий Павлович был подкаченным инструктором по плаванию. В лифте он столкнулся с доставщиком пиццы, за левым ухом которого тоже находилось родимое пятно в виде восьмёрки.

Парковщик, гаишник, заправщик и ещё много других Виталий Павловичей встретились Виталию Павловичу в этот день.

А когда он поехал к психотерапевту, которого ему посоветовал Сергей, Виталий Павлович был уверен, что там тоже встретит себя.

Он зашел в тесный туалет рядом с кабинетом мозгоправа, высыпал на ладонь весь бутылёк таблеток, выданных доктором, опрокинул их в рот и запил водой из-под крана. Потом вернулся в кабинет, лёг на большой диван и стал слушать свой убаюкивающий голос…

– Виталик! Виталька!!! – бабкин голос приближался из коридора. – Виталик! Просыпайся, белобрысая башка!

Виталька открыл глаза. Из открытого окна доносился запах свежескошенной травы и клевера, смешиваясь с ароматом свежих бабкиных блинов.

– Виталик! Проснулся? Беги блины кушать и марш на улицу – неча дома валяться! – командирский голос бабки окончательно разбудил Виталика.

– Ба! Мне знаешь какой сон приснился? Как будто я директор, представляешь?

– Иди на кухню, директор! – проворчала бабка и отвесила Виталику лёгкого подзатыльника…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню