fbpx

ИНТЕРФЕЙС ЖЕЛАНИЙ

– …Вот зомби к тебе со спины подходят. Штук 15 и спереди толпа. А ты пешком, без транспорта и патронов у тебя в “калаше” полрожка. Что выберешь? Расстрелять патроны, но, чтобы тебя потом сожрали, и ты сам зомби стал. Либо застрелишься, чтоб не бегать потом и мозги не жрать? – Коляныч, Васин друг, расплёскивал на штаны пиво из мягкого пластикового стакана и тыкал в Васин нос надкушенным жёлтым полосатиком. – Что, я тебя спрашиваю?

Василий сморщился, пытаясь раскрутить маховик мыслей и понять суть вопроса, и ответил:

– Выберу литрушку тёмного и сто пятьдесят беленькой!
Коляныч искренне удивился ответу, громко икнул и погрузился в раздумья.

Детская площадка с разломанными качелями и парой лавок была пуста в этот вечерний час. Поздняя весна радовала ароматами распускающихся цветов, чириканьем неугомонных птиц и чувством чего-то хорошего. Такого, что наполняет грудь тёплым воздухом, а сердце – счастьем.

Они сидели с Колянычем уже третий час, почти допили последнюю двухлитровую, коричневую бутыль пива. Разговоры, начавшиеся с обсуждение работы, плавно скатились в пьяный бред. У Коляныча на уме были зомби и прочая нечисть, а у Васи… Голова у него была чистой, пустой и гулкой. Слова отражались в черепной коробке долгим эхом и трансформировались в образы.

– Коль, слушай! – внезапно для самого себя произнёс Василий. – Если бы у тебя была бы возможность бы, то ты бы прожил свою бы жизнь заново? Бы.

Чрезмерное количество «бы» не смутило собутыльников. Наоборот, придало вопросу солидности. Коляныч откинулся на протёртую спинку лавки, шумно отхлебнул пива и уверенно сказал:

– Не-а, не хотел. Бы.

Вася ждал продолжения ответа. Хотя бы немного подробностей. О том, что у Коляныча своя, пусть доставшаяся от бабки, но своя квартира не далеко от центра, машина средней потрёпанности и целых 2 любовницы. Но Коляныч молчал, погрузившись в глубокие раздумья и разглядывая пузырьки, поднимающиеся со дна измятого стакана.

– Пойду я, – проговорил Вася, тяжело отрываясь от скамейки. – Ещё проект поковырять надо. Сроки ещё неделю назад вышли.

– Давай, – икнул Коляныч, окинув Василия мутным взглядом. Пожал его ватную руку и опять погрузился в пузырьки.

Утром Василия настигло жуткое похмелье от дешёвого пива, и известие о том, что по пути домой Коляныча сбила машина. Наглухо.

*****
Три дня после этого Василий, по паспорту Виссарион Иванович Сырников, пил водку. Пил с воодушевлением, рьяно и самозабвенно. На какое-то время мысль о бренности бытия отпускала, но потом холодок на затылке опять проявлялся, и Вася, шатаясь и держась за скудную мебель своей однушки, одевался и брёл в магазин за очередной бутылкой.

Компьютер он не включал, на звонки не отвечал, ограничившись из всех развлечений телевизором.
Четвёртая ночь беспробудного и одинокого пьянства принесла странное событие.

Около 2-х часов Василий открыл глаза. За окном и во всём доме стояла густая, абсолютная тишина. Было слышно, как пульсирует сердце, как бегут мысли, как растёт кактус на подоконнике. И ещё чувствовалось чьё-то присутствие. Что-то было прямо рядом с диваном, на котором лежал Вася с выпученными глазами.

Невероятно громко пискнул блок питания и включился компьютер. Загудели кулеры мощного системного блока, тьму прорезал голубой экран проснувшегося монитора. Василий чувствовал, как покрываются испариной его лоб, ладони, спина. Мозг был чист и прозрачен, как горный хрусталь. Ни намёка на похмелье. Его вытеснил животный ужас, захвативший Васину душу и парализовавший тело.
Залитый голубым цветом потолок комнаты внезапно сменил окраску, стал более тёмным. На экране что-то появилось. И тут ужас отпустил Васю, освободив место любопытству.

Василий поморгал глазами, пошевелил руками, проверяя функциональность организма. Вроде бы всё было в порядке. Он поднялся с дивана и посмотрел на монитор. Там была открыта страница Ютуба. В полусне, спотыкаясь о пустые бутылки и коробки из-под пиццы, Вася преодолел периметр комнаты и сел на кресло перед компьютерным столом. Протёр кулаками глаза, помотал головой и вперился в монитор.

Видео на открытой странице называлось «Лекция проф. Веселовского о цифровой дуальности языковых символов древних Ацтеков и народов Мая».

«Может быть, народов Июня?», – подумал Вася, криво ухмыльнувшись.

Сама лекция, судя по таймлайну, длилась больше двух часов, но курсор стоял не в начале записи, а на сороковой минуте. Пожав плечами, Василий громко ударил по кнопке пробела.

«…Таким образом, мы видим уникальное сочетание первобытного двоичного кода и визуально-буквенных образов. Грамотная совокупность, выработанная столетиями, позволяла народности этой географической местности добиваться исполнения их практически любых желаний и потребностей», – вещал с экрана очкастый ботаник предпенсионного возраста в помятом сером пиджаке.

Но если бы в обычный день Вася не дал бы никакого шанса подобному видео, мгновенно переключив на приколы или подборки с забавными котами, то сейчас он, приоткрыв рот, впитывал информацию словно губка.
Профессор, не обращая внимания на полудебильное выражение Васиного лица, продолжал:

«Но какие могли быть желания у древнего народа, жившего за много лет до образования материально-ценностных благ, насильно навязанных нашему обществу? Им не требовались деньги, золото, дорогие автомобили и дома в Ницце! Брюлики любовницам и шубы жёнам им тоже не были интересны. А вот дождь для быстрого роста урожая, враги чтоб не беспокоили, скот чтобы давал молоко, да дети росли – это другое дело. Обычные потребности первобытного человека», – профессор замолк, вытер пот со лба грязным носовым платком, отхлебнул воды из красной в белый горох кружки и продолжил.

«Разберём на простом примере. Вот одна из табличек, откопанных доблестными американскими археологами, спонсируемыми немецкими спецслужбами в начале 20-го века», – Веселовский выудил из стопки бумаг на столе большую и замызганную фотографию.

«Тут мы видим следующий набор символов: солнце, облако, земля, ростки кукурузы, пирамида. Если расшифровать этот нехитрый код, то становится понятно, что народ хотел закрыть солнце тучей, из которой должен пойти дождь, чтобы урожай вырос в том количестве, которого хватит на удовлетворение потребностей жителей этого поселения. А последний символ говорит о том, что в случае выполнения желания, пирамида, или, по-другому, храм получит вознаграждение в виде жертвоприношения».

Вася вздрогнул, обнаружив в своей руке карандаш, которым он выводил на листке символы из лекции. Он поморгал, сравнил рисунок с фотографией профессора и перевёл взгляд на экран монитора. Там Веселовский достал из своей стопки уже другое изображение:

«Таких табличек с нехитрыми картинками, отображающими отдельно взятое желание народа, было обнаружено более 20-ти штук. И если перевести на современный язык, то их можно считать перфокартами. Дискетами. Носителями информации. Об этом чуть позже, потому что самым интересным, на мой взгляд, можно считать последнюю карточку. Она, к слову, находилась отдельно. Что мы на ней видим?» – обратился профессор к Васе.

Василий прищурился, пытаясь понять символы на размытой фотографии в руках Веселовского. Там было несколько странных картинок: пирамида с глазом на манер масонского логотипа с долларовой купюры, голова человека в шапке, похожей на папаху, огонь, бьющий снизу продолговатого предмета и обычный круг. Четыре картинки. Не дождавшись Васиного ответа, профессор продолжил:

«Подчеркну – табличка с этими символами находилась отдельно от других. Она была вложена в специальное окно на возвышении алтаря. И когда археологи её отковыряли, сам алтарь рассыпался. Таким образом, логично предположить, что именно эта перфокарта была последней, перед таинственным исчезновением целого народа, численностью более 100 тысяч человек.
И если перевести картинки с таблички, то можно увидеть: просветление, достижение максимального благосостояния, а именно головной убор считался пределом мечтаний, космическую ракету и круг, как символ бесконечности. Эти древние люди попросили перенести их в другой мир, или другое состояние, где они могли бы жить дальше, так как в этом мире они уже всего достигли! Вы понимаете?» – взвизгнул профессор.

Вася кивнул.

«И, встроив эту табличку в подходящий интерфейс, целая цивилизация просто исчезла. Эти люди умели исполнять желания, освоив естественный, природный компьютер. Научились писать первобытный код, только результат выводился не на экран в виде пляшущих человечков, сносящих друг другу головы из дробовиков, а в реальную жизнь», – профессор был возбуждён, заламывал руки и сверкал глазами.

Василий поймал себя на мысли, что уже час он сидит в одной позе, боясь пошевелиться, чтобы не спугнуть это видео на экране. А профессор, снова отхлебнув из кружки, набрал полную грудь воздуха и почти прокричал последнюю фразу:

«Именно на этом примере мы можем с уверенностью заявить, что сказки о Золотой рыбке, Коньке-Горбунке, Джине из лампы и прочих исполнителях желаний – это не сказки! Древние люди знали, как составить код, в какой интерфейс этот код встроить, чтобы исполнить любое своё желание!»

Экран погас, видео закончилось. Вася машинально нажал кнопку отключения компьютера, поднялся с кресла, хрустнув затёкшими конечностями, дошел до дивана, упал на живот и мгновенно заснул. За окном разгорался рассветом новый день.

*****
Василия разбудили хлопки парусов на сильном средиземноморском ветру. Он разлепил глаза, потянулся и почувствовал рядом ногу супер-модели, как она себя называла, которую он «купил» ещё неделю назад.
«Всего пять тысяч евро в сутки, а сколько удовольствия!» – подумал Вася, вспоминая прошлую ночь. Сквозь огромные панорамные окна слышался шум прибоя, далёкие крики чаек.

От всего остального шума и суеты Василия ограждали толстые стены его трёхэтажной виллы, которую он не так давно приобрёл по совету хорошего риэлтора. Недвижимость в Ницце никогда не падала в цене, хотя количество нулей было уже давно для Василия не важным.

После той странной ночи, Вася «познал истину». Тогда, в занюханной однушке на окраине Киева он забросил работу, выкинул телефон и с маниакальным рвением начал изучать вопрос Исполнения желаний. Круглые сутки он сидел за компьютером, читал про Стену плача и записки, которые туда суют. Изучал молитвы, звуковые файлы с камланием шаманов и почти наизусть выучил «Трансферинг реальности».

Вася понял, что для реального исполнения желаний должно быть три составляющих: код желания, сила желания и интерфейс – место, куда код должен быть встроен. Он предположил, что желание будет работать только в Месте силы. По примеру древней цивилизации из того видео. Они использовали в качестве интерфейса алтарь в храме. А храмовые сооружения, как известно, строились всегда на Энергетических пуповинах. Об этом он тоже узнал из книг.

Интерфейсу нужна энергия! Но и самому желанию нужна энергия. Без сосредоточения, истинного «хотения» ничего не получится. «Если очень захотеть, можно в космос полететь», – напевал себе под нос Василий, рисуя на листочке варианты символов: машина, деньги, дом. – «Да, банально! Но начнём с этого, а потом придумаем что-нибудь посерьёзнее».

Через 4 месяца кропотливых изысканий, Вася набил рюкзак едой, бумагами, пишущими принадлежностями и поехал в одну глухую деревню в 130 километрах от города, где на картах была отмечена старая церковь. Добравшись туда на перекладных, он пешком шел по навигатору ещё 4 часа. На опушке леса, в лучах садящегося солнца Вася увидел «скелет» разрушенного храма. До ближайшей деревни было очень далеко, и никто не должен помешать его экспериментам.
В этой разрушенной церкви Вася прожил до первых заморозков.

*****
Окончательно из цепких объятий сна русского бизнесмена и продвинутого программиста с мировым именем Василия Сырникова вытащил настойчивый телефонный звонок.
– Виссарион Иваныч? – спросил низкий и хриплый голос, от которого по Васиной спине пробежал холодок. – В ваших же интересах не вешать трубку и внимательно меня выслушать.
Вася уже догадался кто это был. Он ждал этого звонка слишком долго….

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню